Выдержки из дневников поисковиков отряда "Братство"

   Во время проведения «Вахт Памяти» случаются разные истории. Вот выдержки из дневников разных лет.

   1995 год

   …Майское солнечное утро. Кладбище в д. Зайцево. Десятки гробов, обтянутых красной материей. Запах ладана, подрагивающее пламя свечей в руках поисковиков, во все проникающий голос батюшки: «Вечная память». Бабушка в белом платочке, повторяющая шепотом: «Сынки…». Ружейные залпы – воинские почести. Простенькие весенние цветы в руках деревенских детишек, которые будут возложены на братскую могилу.

   А потом было 9 мая в г. Москве, в парке им. Горького, где каждый год собираются все фронтовики.

   Панфиловцев увидели неожиданно и подойти смогли не сразу. Во все глаза мы смотрели на них, сияющих боевыми наградами и какой-то неземной радостью. И так тянуло к ним, а в горле стоял ком. Еще вчера мы возлагали венки и цветы на Братскую могилу их боевых товарищей, только моложе на целых полвека. «Спасибо за Победу», - едва слышно пролепетал шестиклассник Димка. Мы подарили цветы фронтовикам и отошли, стесняясь непрошеных слез.

   Из сочинения молодого поисковика: «…После этой поездки я поменял свое мнение о службе в армии в положительную сторону, т.к. защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина РФ. Я думаю, что поднимать останки солдат – тоже долг перед погибшими в то суровое время, когда они защищали Родину, сражались за наше будущее. Пока не похоронен последний солдат – война не закончена. Теперь пришло наше время и нашим долгом является похоронить последнего солдата, чтобы закончить эту войну…»

   Из сочинения: «…иногда, сидя у костра, я представлял, что происходило здесь шестьдесят лет назад: кругом грохот, крики… Вот в пятидесяти метрах от меня взорвалась бомба, пули свистят над головой, везде кровь, смерть боевых товарищей… почти ровесников».

 

   Урочище Сутоки. 1998 год. Радоница

   Радоница – особый день поминовения. Этот праздник ещё называют Пасхой усопших.

   Сегодня подняли бойца, нашли его медальон. Это Ефим Михайлович Панишев. На месте его гибели поставили крест, зажгли церковные свечи… Это первый крест на Сутоках.

   Второй крест, Якову Евтифьевичу Козунину, был поставлен на следующий день. Этого бойца нашли неподалёку.

 

   Урочище Сутоки. 2001 год. 5 мая

   Все впятером поднимали воронку. Вычерпали где-то 1500 ведер воды. Когда начали копать водоотвод, почувствовали запах дыма. В 100 метрах от нас по поляне с сухой травой шёл сплошной пал низового пожара. Конечно, по инструкции тушить пожар на местах боёв нельзя. Но мысль о том, что пожар накроет раскоп, оказалась сильнее инструкции.

   Огонь затаптывали, сбивали. Вот бы где пригодилась та вода из воронки! Тушили часа три. Пал был остановлен на протяжении километра-полутора. Вернулись к раскопу. Вода снова заполнила воронку. Решили продолжать работу на следующий день.

   По выгоревшим местам возвращались в лагерь. По пути дотушивали тлеющие пни, муравейники. Не знали, что стало с крестами на могилах Е. М.Панишеву и Я. Е. Козунину.  

   Но когда мы подошли к месту их гибели, то увидели, что на черном обгоревшем поле стоят не тронутые огнём холмики с крестами на местах гибели бойцов покрытые свежей зелёной травой, цветущими подснежниками. Как это объяснить? Это чудо.

   Урочище Сутоки. 2002 год. 28 апреля

   Сегодня был тяжёлый раскоп. Сначала обнаружили ножницы для колючей проволоки. Всюду – и на земле, и под землёй – колючая проволока. Немецкая. Работать было трудно. Проволока рвала сапоги, перчатки, мешала копать. В результате в проволоке нашли и подняли останки бойца.

   Урочище Сутоки. 2004 год. 27 апреля

   Металлоискатель определил металл. Обнаружили много гильз, стали снимать дерн. Это был большой верховой раскоп, сухой. Из-за сухости смогли поработать, как археологи – сделали классический раскоп.

   Нашли трёх солдат. Все трое – с винтовками. У одного к оружию примкнут штык. Другой боец лежал навзничь. Палец на курке. Рядом нашли ножик с фамилией Капленко.

   Нестрелянных патронов в этом раскопе не обнаружили. Воины держались до последнего патрона.

   Урочище Сутоки. 2005 год. 26 апреля, первый день вахты

   Всю первую половину дня занимались установкой лагеря. Когда все основные работы были сделаны, руководители пошли маркировать кратчайший путь от лагеря до места работы. Прошли через поле, услышали как будто какие-то невнятные стоны. Сначала подумали, что это какой-то зверь. Потом – что человек. Такое ощущение, что из человека уходит жизнь. Было жутко, кругом огромные вывороченные с корнями деревья. Покричали:

- Эва! Эва!

   Стон удалился куда-то. Пошли дальше.

   А когда возвращались, услышали, как в том же месте кто-то сказал:

- Эва, - спокойно сказал, как будто позвал.

   Подумали, что это кто-то из лагеря пошёл встречать. Спросили по рации, кого нет в лагере. Но все были на месте, снова стало жутко. Прочитали молитву «Да воскреснет Бог».

   1 мая

   Мысль о том месте, где слышались голоса в первый день, не даёт покоя. Сегодня пошли туда. Обнаружили останки многих бойцов, надо поднимать. Но тут уже побывали «чёрные», повсюду следы их безобразной «работы»: вывороченная комьями вместе с костями земля, раскиданная солдатская обувь.

   Сутоки. 2006 год. 30 апреля

   Поднимали солдат в траншее. Много. Устали. В минуту отдыха Денис Сидоров, самый младший из отряда, ему только 12 лет, вдруг предложил:

- Хотите, я расскажу стихотворение?

   Он учил его для выступления на конференции поисковиков. Но одно дело конференция. И совсем другое – поиск.  

В болотистых лесах лежат ребята,

Над ними Бог простёр свою ладонь.

А на могиле неизвестного солдата

Горит священной памяти огонь.

 Могилы их не вырыты лопатой,

В бою оборвалась их жизни нить.

И просят безымянные солдаты

Найти их всех и всех похоронить.

За родину шли в бой они когда-то

И умирали, а хотелось жить.

В земле лежат сражённые солдаты

И очень просят их похоронить…

   Когда он рассказывал его – чуть не заплакали.

   Сутоки. 2007 год. 25 апреля

   В одном раскопе подняли трёх бойцов. Поднимали целый день. Нашли два медальона, исковерканных металлом и немецкую награду – крест.

   Стали думать, как все они погибли, почему все трое оказались в одной воронке? Может быть, это наши разведчики вели немецкого языка?  

   Зимой 2008 года позвонил внук одного из бойцов, останки которого отыскал наш отряд. Красноармеец-миномётчик Владимир Алексеевич Новосёлов погиб в августе 1942 году в бою на месте урочища Сутоки. Ему было 20 лет.

   Сохранилось письмо командира штаба батальона, где служил В. А. Новосёлов его родственникам. Вот оно:

2 2

 Новосёлова П. И!

Я очень извиняюсь, что не мог сразу Вам сообщить о Володе. Хотя нас разбили на два взвода, но наступали вместе. И он пал храброй смертью от вражеской пули. Я лично не мог его похоронить. Как товарищи, я в это время выполнял боевые задания и не видел, в какое место попала пуля. Последние его слова были такие, что он просил, чтобы сообщили Вам, чтобы Вы не расстраивались, он выполнил долг комсомольца! Также можете узнать по адресу П.П.С. 261 с/п 528 3-й с/б 2-я рота.

Командир штаба батальона, искренне сожалею и переживаю о смерти Володи.

И ещё раз извиняюсь, что сразу не сообщил. Не мог.

С приветом И. Плетков.